Пятница, 20.10.2017, 22:43
Саратовская Ассоциация "Волжский сад"
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории раздела
Новости [379]
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Методическая и
юридическая помощь
членам Ассоциации 
Тел. 37-66-49
Главная » Файлы » Новости

Дело было
28.02.2017, 20:38

"Дело было на даче"

Верховный суд разъяснил, как разрешать споры, если нет бумаг на выделение земли.

Детальный разбор действующего законодательства сделал Верховный суд, когда перепроверил итоги одного спора, касающегося сомнительных документов на земельный участок. Суть спора - прокурор пошел в суд и попросил отобрать у собственника дачный участок. Сотки много лет назад якобы выделила некому гражданину сельская власть. Но никаких документов об этом в самом местном органе власти не сохранилось, из чего, спустя годы, прокурор сделал вывод, что их и не было.
За долгое время участок несколько раз поменял хозяев и, наконец, был куплен гражданином, который вложил в приобретенную землю не только деньги, но и труд. И вдруг прокурор обратился в суд с иском, что на самом деле много лет назад выделение земли не было документально зафиксировано. А раз нет документов, значит, надо дачу у добросовестного покупателя и пользователя изъять и вернуть муниципалитету.
Чаще всего при земельных спорах крайним назначали последнего покупателя. Даже добросовестного
Ситуация, которую анализировал Верховный суд, весьма распространенная. В советское время сотки под грядки с морковкой людям выдавали самые разные организации, которые потом бесследно исчезли вместе с архивами. Да и многие граждане за годы трудной жизни зачастую теряли совсем не гербовые листики с выцветшими печатями - первоначальные свидетельства на землю.
А если к этому добавить деятельность мошенников, зарабатывающих на аферах с землей (а они при всех властях не дремлют), то положение получается весьма запутанным. И чаще всего при любой коллизии с отсутствием первоначальных документов на землю крайним в итоге оказывался добросовестный покупатель или просто честный пользователь земли.
Наша история началась с того, что прокурор одного из подмосковных городов пошел в суд, как говорят юристы, "в интересах неопределенного круга лиц" с иском к дачнику. Под словами в иске о "неопределенном круге лиц" скрывалась местная администрация. Прокурор в суде уверял, что по итогам прокурорской проверки в местной администрации не были обнаружены бумаги о выделении соток под дачу ответчика. А тот смог представить лишь старую копию справки о выделении земли. Значит, сделал вывод прокурор, земля была выделена незаконно и ее надо изъять у собственника. Интересно, что постановление о передаче земли было вынесено предшественниками нынешней администрации - в 1993 году.
А прокурорская проверка прошла спустя почти два десятилетия.
Во встречном иске ответчик уверял, что купил дачу законно и давно на ней трудится. Просил признать себя добросовестным приобретателем, в том числе и потому, что срок исковой давности давно прошел. Районный суд с дачником согласился и в иске прокурору отказал.
Областной суд решение отменил и землю отдал муниципалитету. А старую копию справки о выделении земли, оригинал которой не нашел прокурор, апелляция признала незаконной.
Все сведения о дачном участке в ЕГРП и Госкадастре областной суд велел удалить. Дачник с таким решение не согласился и дошел до Верховного суда. Там дело проверили и заявили, что ошибка в решении спора есть, и ее допустила апелляция.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда разобрала этот спор следующим образом.
Итак, в далеком 1993 году, если верить справке местной власти, землю для подсобного хозяйства бесплатно от муниципалитета получила некая женщина.
Спустя 13 лет участок был поставлен на кадастровый учет и по закону определены его границы. Участок зарегистрирован как частная собственность. За долгие годы у участка сменилось несколько хозяев. Последний купил его и зарегистрировал уже право собственности в 2011 году.
По Гражданскому кодексу у нас срок исковой давности - три года. По поводу сроков давности и их применения были специальные пленумы Верховного и Высшего Арбитражного судов.
В них разъяснялось, что течение срока давности начинается со дня, когда человек узнал, что его право нарушено.
И не важно, он сам пошел в суд, или это сделал кто-то в его интересах. Такой порядок касается в том числе и исков госорганов и органов местного самоуправления, когда они требуют вернуть им недвижимость от добросовестных приобретателей, если недвижимость изначально "ушла" от них незаконным путем.
Этому вопросу был посвящен специальный обзор судебной практики, в котором речь шла именно о том, как разные органы власти возвращают себе то, что у них незаконно забрали.
В Гражданском кодексе( статья 302) сказано, что если "имущество приобретено у лица, которое не имело право его отчуждать", а покупатель об этом знать не мог, то изначальный собственник вправе требовать вернуть это имущество у последнего собственника. Даже добросовестного.
Из всего сказанного Верховный суд делает вывод - срок исковой давности по "истребованию недвижимости (земельных участков), которая выбыла из владения органов местного самоуправления помимо их воли", надо считать с того момента, когда администрация района узнала или должна была узнать о том, что их сотки ушли в чужие руки.
Поэтому, подчеркнула Судебная коллегия по гражданским делам, срок прокурорской проверки или любой другой для начала отсчета срока давности правового значения не имеет.
По пункту 57 постановления Пленума Верховного суда (N10/22) начало срока исковой давности по искам, которые касаются зарегистрированного права, начинается со дня, когда гражданин или госорган узнал или должен был узнать о записи в ЕГРП.
При этом, подчеркнул Верховный суд, сама по себе запись в ЕГРП о праве на недвижимость или обременении права на нее не означает, что с момента внесении записи в ЕГРП "лицо знало или должно было знать о нарушении права". Главное во всем этом следующее - начало срока исковой давности для оспаривания органом местного самоуправления зарегистрированного права собственности начинается с того дня, когда орган узнал или должен был узнать о записи в реестре и о нарушении своего права.
А вот дальше - самое важное и интересное. По Земельному кодексу и по закону об органах местного самоуправления на эти органы возложена кроме всего прочего обязанность проведения муниципального земельного контроля, включая контроль по "недопущению самовольного захвата земель".
В реальности - это проведение плановых и внеплановых проверок. Да и вообще по закону местное самоуправление целиком и полностью обязано контролировать порядок на своей земле, включая утверждение границ участков,
предоставление их гражданам и организациям, проверять, что на этой земле строится и что будет размещено.
Проще говоря, о нарушении своих прав муниципалитет за эти годы мог выяснить не раз и не два - в ходе любой земельной проверки, которых прошло за эти годы немало. Или со дня проведения публичных слушаний о границах своей земли.
Именно с этого времени и надо отсчитывать срок давности в три года - подчеркнул Верховный суд. Апелляция этого не учла, как и не обратила внимание на слова ответчика, что спорную землю на кадастровый учет поставили еще в 2007 году, тогда же прошло межевание и были установлены границы участка. Значит, сделал вывод Верховный суд, местная власть о нарушении своих прав на спорные сотки должна была узнать не позднее момента межевания участка и постановки соток на кадастровый учет - то есть в том же 2007 году. Но она на это не отреагировала, а апелляция, рассматривая спор, почему-то данный факт не заметила.
Решение областного суда Судебная коллегия по гражданским делам отменила. И указала, что вердикт апелляции необходимо пересмотреть в соответствии с разъяснениями, которые дал Верховный суд.

"Российская газета" 20.02.2017 г. - федеральный выпуск № 7204 (38)
https://rg.ru/2017/02/20/kak-reshat-zemelnye-spory-pri-otsutstvii-bumag-na-uchastok.html

Определение Верховного суда РФ от 16 февраля 2016 г. № 4-КГ15-69

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего Гетман Е.С.,
судей Асташова С.В. и Киселева А.П.
рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Мытищинского городского прокурора в защиту интересов муниципального образования - Мытищинского муниципального района, неопределенного круга лиц, администрации Мытищинского муниципального района к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. о признании архивной справки недействительной, признании ничтожными договоров купли-продажи и дарения земельного участка и применении последствий их недействительности, признании недействительной регистрации прав на земельный участок, об исключении из Государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке и из Единого государственного реестра прав сведений о праве собственности на земельный участок, по встречному иску Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района о признании добросовестным приобретателем земельного участка
по кассационной жалобе представителя Туревича В.И. - Буторовой О.В. на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С., выслушав объяснения представителей Туревича В.И. - Буторовой О.В. и Василенко Т.В. по доверенности, поддержавших доводы кассационной жалобы, объяснения прокуроров прокуратуры Московской области Михлиной Н.В. и Белоусовой Е.А., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, представителя администрации Мытищинского муниципального района Московской области Осадчука И.А., возражавшего против удовлетворения кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации
 установила:
Мытищинский городской прокурор обратился в суд с иском (с учетом уточнения требований) в защиту интересов муниципального образования - Мытищинского муниципального района, неопределенного круга лиц, администрации Мытищинского муниципального района к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. о признании архивной справки недействительной, признании ничтожными договоров купли-продажи и дарения земельного участка и применении последствий их недействительности, признании недействительной регистрации прав на земельный участок, исключении из Государственного кадастра недвижимости сведений о земельном участке и из Единого государственного реестра прав сведений о праве собственности на земельный участок.
В обоснование требований истец указал, что постановлением главы администрации Коргашинского сельского Совета от 8 апреля 1993 г. N 259/1 в собственность Сергиенок Л.Ф. был предоставлен земельный участок площадью <...>. В рамках проведенной прокурорской проверки было установлено, что в документах архивного фонда администрации Коргашинского сельского округа Мытищинского района Московской области постановление главы администрации Коргашинского сельского Совета от 8 апреля 1993 г. N 259/1 отсутствует, то есть постановление с таким номером не издавалось. Других постановлений о выделении земельного участка Сергиенок Л.Ф. в архиве также не имеется. Полагая, что при постановке на государственный кадастровый учет спорного земельного участка он был занят Сергиенок Л.Ф. самовольно, истец обратился в суд.
Туревич В.И. обратился в суд со встречным иском к администрации Мытищинского муниципального района о признании его добросовестным приобретателем земельного участка, сославшись на то, что он не мог знать о возможных допущенных нарушениях при отчуждении имущества продавцом. Кроме того, заявитель указал на пропуск Мытищинским городским прокурором срока исковой давности.
Решением Мытищинского городского суда от 3 сентября 2014 г. в удовлетворении первоначального иска прокурора к Сергиенок Л.Ф., Шулятьевой Т.В., Туревичу Ю.С., Туревичу В.И. отказано. Встречный иск Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района удовлетворен.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. решение суда первой инстанции отменено и по делу постановлено новое решение, которым исковые требования Мытищинского городского прокурора удовлетворены частично. Архивная справка признана недействительной, из Государственного кадастра недвижимости исключены сведения о спорном земельном участке, из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним исключены сведения о правах Туревича В.И. на спорное имущество, спорный земельный участок истребован из владения Туревича В.И. в пользу администрации Мытищинского муниципального района Московской области. В удовлетворении остальной части требований Мытищинского городского прокурора отказано. Встречный иск Туревича В.И. к администрации Мытищинского муниципального района о признании его добросовестным приобретателем земельного участка оставлен без удовлетворения.
В кассационной жалобе представитель Туревича В.И. - Буторова О.В. просит об отмене апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. и оставлении в силе решения суда первой инстанции.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Гетман Е.С. от 25 января 2016 г. кассационная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражения на кассационную жалобу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что имеются основания для удовлетворения кассационной жалобы.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
При рассмотрении данного дела такие нарушения были допущены судом апелляционной инстанции.
Судом установлено следующее.
Согласно архивной копии постановления от 8 апреля 1993 г. N 259/1 главы администрации Коргашинского сельского Совета Мытищинского района Московской области "О землепользовании" от 19 декабря 2005 г. N 3446/1-8 Сергиенок Л.Ф. бесплатно предоставлен земельный участок площадью <...> в собственность для ведения личного подсобного хозяйства (л.д. 14).
22 марта 2007 г. данный земельный участок поставлен на кадастровый учет, ему присвоен кадастровый номер <...>, границы сформированы в соответствии с действующим законодательством. Указанные обстоятельства подтверждаются копией кадастрового дела и кадастровой выпиской о земельном участке от 14 мая 2014 г. (л.д. 78 - 101, 102 - 105).
Из правоустанавливающих документов на земельный участок следует, что на основании постановления главы администрации Коргашинского сельского Совета Мытищинского района Московской области от 8 апреля 1993 г. N 259/1 Сергиенок Л.Ф. в 2007 году зарегистрировала право собственности на спорный земельный участок, 4 мая 2007 г. ей выдано свидетельство о государственной регистрации права (л.д. 95).
26 мая 2007 г. по нотариально заверенному договору купли-продажи земельный участок продан Шулятьевой Т.В. (л.д. 19).
20 ноября 2008 г. Шулятьева Т.В. продала спорный земельный участок Туревичу Ю.С. (л.д. 22), который 27 января 2011 г. подарил этот участок сыну - Туревичу В.И. (л.д. 61).
Собственником спорного земельного участка на момент судебного разбирательства являлся Туревич В.И., право собственности которого зарегистрировано 10 мая 2011 г. (л.д. 26).
Учитывая данные обстоятельства и принимая решение об отказе в удовлетворении первоначальных исковых требований, суд первой инстанции исходил в том числе из пропуска истцом срока исковой давности. Удовлетворяя встречный иск, суд указал, что спорный земельный участок приобретался Туревичем В.И. у титульного собственника и на момент приобретения истцу не могло быть известно о каких-либо притязаниях на спорное имущество со стороны третьих лиц.
Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя иск Мытищинского городского прокурора, судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда не согласилась с выводом суда первой инстанции о пропуске истцом по первоначальному иску срока исковой давности, сославшись на то, что прокурорская проверка была проведена в 2014 году, а потому срок исковой давности по заявленным прокурором требованиям не пропущен.
Кроме того, суд апелляционной инстанции указал, что выбытие спорного имущества из владения муниципального образования помимо его воли позволяет истребовать его и у добросовестного приобретателя.
С выводом суда апелляционной инстанции согласиться нельзя по следующим основаниям.
На основании статьи 45 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации прокурор вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц или интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований.
Статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.
Согласно пункту 1 статьи 196 Гражданского кодекса Российской Федерации общий срок исковой давности составляет три года.
Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации).
Согласно пункту 1 статьи 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей на момент приобретения Туревичем В.И. спорного земельного участка), если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начиналось со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
При этом пунктом 11 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 ноября 2001 г. N 15, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15 ноября 2001 г. N 18 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности", также действовавшим на момент возникновения спорных правоотношений, разъяснялось, что в соответствии со статьей 200 Гражданского кодекса Российской Федерации течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, либо в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение.
Аналогичная правовая позиция впоследствии нашла отражение в Обзоре судебной практики по делам, связанным с истребованием жилых помещений от добросовестных приобретателей, по искам государственных органов и органов местного самоуправления, утвержденном Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25 ноября 2015 г., а также в пункте 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 "О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности".
Так, согласно разъяснению, содержащемуся в указанном выше пункте, при обращении в суд органов государственной власти, органов местного самоуправления, организаций или граждан с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц в случаях, когда такое право им предоставлено законом (часть 1 статьи 45 и часть 1 статьи 46 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, часть 1 статьи 52 и части 1 и 2 статьи 53, статья 53.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), начало течения срока исковой давности определяется исходя из того, когда о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права, узнало или должно было узнать лицо, в интересах которого подано такое заявление.
В соответствии с пунктом 10 статьи 3 Федерального закона от 25 октября 2001 г. N 137-ФЗ "О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации" (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов.
В силу статьи 302 (пункты 1, 2) Гражданского кодекса Российской Федерации, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли. Если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях.
Из содержания указанных норм и актов их разъяснения следует, что срок исковой давности по требованиям об истребовании недвижимого имущества (земельных участков), которое выбыло из владения помимо воли органов местного самоуправления, подлежит исчислению с момента, когда орган местного самоуправления (в данном деле - администрация Мытищинского муниципального района) узнал или должен был узнать о нарушении своих прав и выбытии недвижимого имущества из своего владения.
В связи с этим дата проведения прокуратурой той или иной проверки для определения начала течения срока исковой давности сама по себе правового значения не имеет.
Ссылка суда апелляционной инстанции на положения пункта 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" (далее - постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10/22), положенная в обоснование отказа в удовлетворении требований Туревича В.И., изложенным выше положениям не противоречит.
Согласно пункту 57 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10/22 течение срока исковой давности по искам, направленным на оспаривание зарегистрированного права, начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о соответствующей записи в ЕГРП. При этом сама по себе запись в ЕГРП о праве или обременении недвижимого имущества не означает, что со дня ее внесения в ЕГРП лицо знало или должно было знать о нарушении права.
Таким образом, начало течения срока исковой давности для оспаривания органом местного самоуправления зарегистрированного права собственности того или иного физического лица начинается со дня, когда орган местного самоуправления узнал или должен был узнать о соответствующей записи в ЕГРП, либо со дня, когда орган местного самоуправления имел реальную возможность узнать о возможном нарушении своего права.
Так, в соответствии со статьей 72 Земельного кодекса Российской Федерации и статьей 14 Федерального закона от 6 октября 2003 г. N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" на органы местного самоуправления возложена функция проведения муниципального земельного контроля (в том числе контроля за недопущением самовольного занятия земель) в форме проведения плановых и внеплановых проверок на основании утвержденного плана.
Согласно статье 28 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" органы местного самоуправления могут проводить публичные слушания, на которые выносятся проекты планов и программ развития муниципального образования, проекты правил землепользования и застройки, проекты планировки территорий и проекты межевания территорий, а также вопросы предоставления разрешений на условно разрешенный вид использования земельных участков и объектов капитального строительства, вопросы отклонения от предельных параметров разрешенного строительства, реконструкции объектов капитального строительства, вопросы изменения одного вида разрешенного использования земельных участков и объектов капитального строительства на другой вид такого использования при отсутствии утвержденных правил землепользования и застройки.
Следовательно, о нарушении права собственности орган местного самоуправления может либо должен узнать, например, со дня проведения соответствующей проверки, со дня проведения публичных слушаний и т.д., и именно с этого момента подлежит исчислению 3-летний срок исковой давности для истребования имущества.
Это судом апелляционной инстанции учтено не было.
При этом в нарушение требований статьи 198 (часть 4) Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не дал какой-либо оценки доводам ответчика о том, что спорный земельный участок был поставлен на кадастровый учет в 2007 году, при этом проводилось межевание указанного земельного участка (л.д. 75 - 105) и администрация Мытищинского муниципального района привлекалась к участию в установлении и закреплении границ спорного земельного участка.
Соответственно, орган местного самоуправления должен был узнать о нарушении своих прав не позднее момента проведения межевания земельного участка и постановки его на кадастровый учет, а именно в 2007 году.
Допущенные при разрешении дела нарушения норм права, являясь существенными, повлияли на исход дела, и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов Туревича В.И., в связи с чем апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. подлежит отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.
При новом рассмотрении дела суду апелляционной инстанции следует учесть изложенное и разрешить дело в зависимости от установленных обстоятельств и в соответствии с требованиями закона.
Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации 
определила: 
апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского областного суда от 11 февраля 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Категория: Новости | Добавил: Ludmila | Теги: разъяснения Верховного суда, верховный суд разъяснил как решать , отсутствие документов на земельный , земельный участок
Просмотров: 282 | Загрузок: 0 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Органы местного самоуправления могут оспорить право собственности на земельный участок в течение трех лет после того, как он поставлен на кадастровый учет
Срок исковой давности для оспаривания местными властями права собственности на землю начинается с того дня, когда орган узнал или должен был узнать о записи в реестре и о нарушении своего права. К такому выводу пришел Верховный суд.
avatar
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блогСообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz



  • День садовода - 2016
     
    23-24 сентября
    на Театральной 
    площади Саратова